In order to bring you the best possible user experience, this site uses Javascript. If you are seeing this message, it is likely that the Javascript option in your browser is disabled. For optimal viewing of this site, please ensure that Javascript is enabled for your browser.
 

Экономические обзоры

Макроэкономический обзор - 9.4.17

  • В первом квартале 2017-го шекель продолжил усиливаться

 

В начале текущего года ревальвация шекеля продолжилась, а ее темпы даже ускорились. На протяжении первого квартала курс шекеля относительно корзины валют повысился на 4.2%, еще больше снизив конкурентоспособность израильских товаров и услуг. В исторической перспективе шекель усилился до рекордного уровня в продолжение тенденции, наблюдаемой с середины 2016 года (до этого обменный курс шекеля в течение нескольких месяцев оставался стабильным). Ревальвация в первом квартале произошла после того, как в 2016 году курс шекеля относительно корзины валют повысился на 4,8%, а в 2015-м – на 7.3%. Все эти данные свидетельствуют об устойчивой и длительной тенденции к усилению израильской валюты, тенденции, которая продолжается и в начале 2017 года. Усиление шекеля относительно корзины валют в первом квартале стало результатом повышения его обменных курсов относительно трех ведущих валют, входящих в корзину. Так, относительно американского доллара курс шекеля за это время повысился на 5.5%, относительно английского фунта  - на 4.2%, а относительно евро – на 4.0%. Усиление шекеля относительно евро и английского фунта – продолжение тенденции прошлого года, в течение которого курс евро относительно шекеля понизился на 4.8%, а курс фунта упал на 18.3% вследствие, среди прочего, выхода Великобритании из ЕС.
Что же касается евро, то его ослаблению поспособствовали повышение политических рисков в Еврозоне, дальнейшее смягчение монетарной политики, проводимой Европейским центральным банком (ЕЦБ), а также медленное оживление европейской экономики.
А вот усиление шекеля относительно американского доллара произошло, несмотря на продолжающийся процесс повышения процентной ставки ФРС (ставка была повышена в декабре 2016-го, а потом в марте 2017 года) и на ожидание участниками рынков еще двух-трех повышений ставки до конца года. Укреплению позиций шекеля не помешало ни улучшение экономической ситуации в США, ни повышение там уровня инфляции до 2%. Вероятно это объясняется базовыми внутренними факторами, способствующими усилению шекеля и нечувствительными к разрывам в процентных ставках.
Возможно, кстати, что эти же базовые факторы, способствующие долгосрочному усилению шекеля, воспринимаются и местными, и зарубежными инвесторами как доказательство надежности израильской экономики. Среди этих факторов – относительно высокие темпы экономического роста в 2016 году (4.0%), отличное состояние внешних счетов, положительная тенденция в фискальной области, потенциал использования природного газа и знаменитый израильский хай-тек.
Политика Банка Израиля, в том числе выдерживание нулевой процентной ставки и почти неограниченные закупки инвалюты (в результате которых валютные резервы уже превысили 100 млрд долларов), нацелена на сдерживание еще большего усиления шекеля. Речь идет о целом комплексе экономических мер. С одной стороны, Банк Израиля использует разнообразный инструментарий и в том числе меры количественного послабления, применяемые посредством вмешательства в валютные торги на местном рынке. С другой стороны, в Израиле проводится довольно жесткая бюджетная политика, результатом которой стало последовательное снижение государственных долгов относительно ВВП и наблюдаемое в течение нескольких последних лет уменьшение бюджетного дефицита.
Такой подход, при котором вся тяжесть противостояния усилению шекеля стала уделом Банка Израиля, воспринимается как свидетельство низкого риска и выражается в низкой же встроенной волатильности шекеля по сравнению с другими валютами. По данным Банка Израиля, индикатор встроенной волатильности валютных опционов в Израиле на начало марта составляла 7.10% по сравнению с 9.69% в среднем на рынках развитых стран и 10.81% на рынках развивающихся стран. 
Не исключено также, что низкая встроенная волатильность шекеля объясняется и тем, что Банк Израиля проводит неофициальную политику максимального обменного курса, при превышении которого вмешивается в валютные торги. В случае необходимости этот максимум сдвигается и вновь на какое-то время становится ориентиром. Возможно, что именно тот факт, что Банк Израиля берет на себя значительную часть рисков, связанных с ревальвацией шекеля, в сочетании с чрезвычайно мягкой монетарной политикой в развитых странах (за исключением США) заставляет инвесторов отдавать предпочтение шекелю перед другими валютами.
В заключение. Ввиду вышеописанных тенденций можно предположить, что шекель продолжит демонстрировать устойчивость и в течение ближайших месяцев. Высокие обменные курсы шекеля и в номинальном и в реальном исчислении в течение длительного времени задерживают возврат инфляции в пределы области стабильных цен (1%-3%) и являются фактором, в долгосрочной перспективе ухудшающим положение в израильском экспортном секторе. В этой связи уместно напомнить и об исследовании Банка Израиля "Влияние обменного курса на экспорт", результаты которого были опубликованы в годовом отчете центробанка за 2016 год. Это исследование обнаружило ясную положительную корреляцию между обменным курсом шекеля и объемами экспорта с двухлетним сдвигом (сдвиг объясняется тем, что договоры о поставках заключаются на длительные сроки). В ходе исследования также выяснилось, что промышленность (за исключением фармацевтики) подвержена большему влиянию обменного курса, чем туризм и сектор услуг. Чтобы помочь израильским экспортерам справиться с неблагоприятными последствиями усиления шекеля требуется применение специфических мер бюджетной и налоговой политики. Кроме того, необходимы структурные реформы, капиталовложения в инфраструктуру и инвестиции в образование и профессиональную переквалификацию. Иными словами, сегодня, когда средства монетарной политики почти исчерпаны, для улучшения деловой атмосферы в стране и повышения конкурентоспособности израильских товаров на мировых рынках следует предпринять решительные шаги в фискальной сфере.

 

 

  • Индикаторы указывают на увеличение объемов частного потребления 

 

В феврале объемы покупок на кредитные карточки частными потребителями увеличились в реальном исчислении на 0.3% (с учетом сезонности). Этот рост указывает на дальнейшее увеличение объемов таких сделок в продолжение длительной тенденции к активизации в сфере частного потребления, продолжившейся и в начале 2017 года. За последние три месяца, завершившиеся февралем 2017-го, объемы покупок с использованием кредитных карточек увеличились на 8.5% по сравнению с аналогичным периодом годом раньше, отражая ускорение тенденции. Надо отметить, что тенденция ускорилась с ноября 2016 года, после того, как в течение нескольких предыдущих месяцев наблюдались понижения. В январе-феврале 2017 года темпы роста покупок даже превысили усредненный показатель с начала 2014 года.
В период с декабря 2016-го по февраль 2017 года особенно заметно увеличились покупки на карточки услуг и, главным образом, оплата развлечений, авиабилетов, туристских и гостиничных услуг. В меньшей степени повысились темпы роста оплаты страховок и услуг правительства и органов местного самоуправления. 
Кроме того, значительно активизировались покупки компьютеров и программного обеспечения, а также одежды и обуви. Следует отметить, что данные ЦСБ учитывают только покупки израильтян на кредитные карточки внутри страны. Поэтому истинные объемы и темпы роста таких покупок, по-видимому, еще выше - с учетом сделок за рубежом, заключенных как непосредственно за границей, так и через Интернет. Тенденция к увеличению сетевых покупок в последние годы набирает обороты. В опубликованном на прошлой неделе отчете Банка Израиля за 2016 год тоже отмечается, что объемы покупок по Интернету в последние годы последовательно увеличиваются, как и объемы покупок израильтян во время зарубежных поездок.
Можно предположить, что, по крайней мере отчасти, эти покупки делаются за счет покупок товаров в Израиле, и потому предоставляемые ЦСБ данные и о размерах покупок и о темпах роста значительно занижены. Иными словами, фактические объемы сделок, заключаемых израильскими потребителями с использованием кредитных карточек, существенно больше.
В заключение. Данные о покупках на кредитные карточки и опубликованные в последние дни экономические индикаторы указывают на повышение потребительской активности в начале 2017 года. Так, на протяжении января-февраля годовые темпы выручки торговых сетей повысились до 3% по сравнению с 2.3% во второй половине прошлого года. При этом товарооборот в розничной и оптовой торговле увеличился в январе на 6.3%, превысив усредненный показатель за второе полугодие 2016-го (4.5%). 
Оценивая перспективы, мы полагаем, что после того, как в 2016 году объемы частного потребления выросли исключительно сильно, на 6.3% (главным образом, благодаря резкому росту продаж новых автомобилей), в этом году темпы роста снизятся до 4%. Это соответствует 2-процентному росту на душу населения и близко к усредненному показателю за последние годы.
Среди факторов, которые поспособствуют росту частного потребления в 2017 году – исторически низкий уровень безработицы и дальнейшее увеличение числа работающих, повышение зарплат в 2015-2016 годах на 2.9% в реальном исчислении, по-прежнему низкая безработица, нулевой уровень учетной ставки, который останется таким до конца года, а также увеличение стоимости принадлежащих населению активов (как финансовых, так объектов недвижимости).